Главная Мой профиль Регистрация Выход Вход
Приветствую Вас Пробегающий панк | RSS
Пятница
26.04.2019
07:27
Сайт Протеста
Мини-чат
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Время жизни сайта
Главная » Статьи » Интервью » Участник АДА отвечает на вопросы.

Участник АДА отвечает на вопросы читателей.
Вопрос по поводу всеобщего вооружения народа. Я сам сторонник этой позиции, но для меня все же непонятными остаются кое какие моменты. К примеру: вооружив народ и раздав оружие всем желающим можно поднять волну убийств по причинам личной неприязни, мести, спора. Мне кажется, что в первое время это будет встречаться довольно часто. Другой момент: оружие будет раздаваться всем подряд или все же будет какой то критерий? Психически нездоровые люди смогут его получить и пользоваться? Люди с садистскими наклонностями тоже? Если нет – то это ущемление их прав и свобод, дискриминация что ли…

Одно важное дополнение – лозунг анархистов о всеобщем вооружении народа не означает, что анархисты, или кто бы то ни было другой, должны вооружать всех желающих. Речь скорее идёт о САМОвооружении народа. Не случайно этот лозунг часто дополняется другим – Вооружённый народ защитит себя сам! При анархии беспредел монопольно владеющих оружием силовых структур уйдёт в прошлое. Широкое распространение оружия приведёт к снижению уровня бытового и уличного насилия, которое порождается беззащитностью жертв. Что же до людей с садистскими наклонностями, то здесь уместно вспомнить известную поговорку про Сэмюэля Кольта, сделавшего людей равными. Сама возможность получить немедленно пулю в ответ на агрессию многих заставит призадуматься. Не менее важно и то, что такие конвейеры по производству маньяков и садистов как полиция, тюрьма, государственная армия будут закрыты.
Вопрос о психически нездоровых людях может показаться более сложным. Ещё более опасной выглядит перспектива доступности оружия детям. Но не стоит недооценивать способность свободных людей к самоорганизации и нестандартным решениям. Да и решения эти могут оказаться самыми простыми – опробованными тысячелетней социальной практикой. Ведь в человеческой истории общества, подобные нашему, где индивида с момента рождения и до самой смерти тщательно оберегают от любой возможности принимать ответственные решения, пусть даже связанные защитой собственной жизни, – такие общества являются скорее исключением. Сегодня самое мощное государство мира вынуждено мириться с доступностью огнестрельного оружия большинству населения. Что же говорить о таких обществах, где повседневное ношение оружия является обязательным. При этом такие общества часто оказываются не только более защищёнными от нападения извне, но и более устойчивыми внутри.


Вместе с получением на руки оружия - автоматически человек получает право им пользоваться в целях самообороны и охраны жизни близких и родственников, а так же личного имущества. Почти любое бытовое убийство можно выдать за нападение, за угрозу жизни. Это я к тому, что убийства из-за неприязни, к примеру, будут выдаваться за самооборону. Для разбирательства нужны опытные люди, третейский суд это не потянет. Придется создавать спецотдел (аналог милиции)? Кто будет заниматься расследованием таких дел?

Мы не знаем точно, на что будет похоже будущее безгосударственное общество, но можем предположить, что меньше всего оно будет похоже на общественный транспорт в час пик, где каждый спешит по своим личным делам и при этом старается отстоять толику личного пространства. Мы не знаем, рухнет ли государство под давлением низовых протестных инициатив, или, наоборот, люди, оказавшись без давления и поддержки системы власти, вынуждены будут заново открывать формы анархической общественной жизни. Так или иначе, в анархическом обществе не будет того правового вакуума, который сейчас заполняется и маскируется насилием. Неважно будут ли сосуществующие правовые системы основаны на договоре, морали или на чём-то ещё, но вовлечённость индивида в безвластную правовую систему будет куда более полной, чем сейчас, т.к. основана она будет на свободном выборе самого человека.
БОльшая свобода реализуется через бОльшую включённость в социальную жизнь. В таких условиях трудно представить человека или группу людей, замысливших и осуществивших такое «преступление» (пишу в кавычках, т.к. понятие «преступления» сегодня неразрывно связано с понятием о государственном законе и будет практически пересмотрено при анархии), которое не будет раскрыто по горячим следам. Я далёк от мысли, что в будущем нас ждёт идеальное общество без убийств, насилия и иных форм девиантного поведения. Но расследовать такие случаи и судить таких людей будут те, кто живёт или работает рядом, т.е. те, кто порой знает тебя лучше тебя самого. А если не хватит каких-то специальных знаний для проведения экспертиз или чего другого, то есть любопытный американский опыт частных сыскных бюро.


Кто и как будет бороться с криминальными группировками?

Известная нам российская организованная преступность не создала устойчивой социальной системы, как сицилийская мафия или южно-итальянская ндрангета. К тому же отечественный криминалитет всё дальше отходит от так очаровывавшей Бакунина антигосударственной идеологии и всё больше срастается с режимом. Когда исчезнет государство, крупные преступные синдикаты либо займутся общественно приемлемой деятельность (охранные услуги), либо, лишившись поддержки кураторов из спецслужб, будут достаточно быстро разгромлены боевыми группами профсоюзов проституток и мелких торговцев. ) И в то же время от ответа на этот вопрос – Кто и как будет бороться с криминальными группировками, – зависит само существование анархического общества. Почему? Потому что государство возникло в результате раздела бандитскими группировками конкретной территории и установления на ней режима регулярного рэкета и террора. Опасность восстановления такого режима, видимо, будет оставаться какое-то время. Вспомним, как быстро в 80-90-е годы прошлого века нарождающаяся российская буржуазия была обложена данью со стороны квази-государственных ОПГ, занявших нишу «вдруг» ослабевшей центральной власти. Поэтому быть готовыми бороться с таким «криминалитетом» при анархии придётся всем, кто не захочет снова стать рабом государства.

Есть такая категория людей, что оружие, попав к ним в руки, толкает их на совершение «подвигов». Вероятно, что число криминальных группировок резко увеличится. В принципе, они и сейчас вооружены не хуже армии, но когда оружие станет доступно, его приобретут и те, кто давно это хотел сделать, но не мог. Как и кто будет бороться с этой проблемой?

Не вижу тут проблемы. Сейчас не вооружены только те, на кого направлено насилие. Все, кого «тянет на подвиги» и сейчас легко реализуют свои наклонности путём службы в полиции или армии либо вступают в ОПГ. Проблема с оружием не в том, что оно может стать слишком доступно, а в том, что оно недоступно всем, кто в нём нуждается.

Проблема наркомании в последние годы становится все сильнее и сильнее. Глупо думать, что при анархизме она исчезнет сама собой. Это огромные деньги и такой лакомый кусок никто не отдаст его просто так. Какие меры будут приниматься? Будет ли изоляция наркозависимых? По желанию они не станут лечиться, насильно заставлять – как то не по анархическому…

Употреблять наркотики или нет – личный выбор каждого. Это с одной стороны. С другой, – оборот психоактивных веществ, их запрет, или внедрение, или даже насильственное навязывание (водка, табак) давно стали элементами государственной политики. Абсолютно ясно, что государство никак не может решить проблему наркомании. Сам посуди, государство получает огромные деньги от торговли наркотиками прямо – через водочную и табачную монополии, либо косвенно – через систему акцизов. Государство оправдывает «борьбой с наркобизнесом» дальнейшее усиление спецслужб и продолжающееся наступление на права и свободы народа. Наконец, государство, – об этом должен помнить каждый революционер, – попытается использовать наркотики для борьбы с теми протестными движениями, с которыми оно не может справиться обычными средствами. Уничтожение государства автоматически приведёт к уничтожению сверхприбылей наркобизнеса. Декриминализация наркомании приведёт к тому, что она станет восприниматься так, как и должна – как тяжёлое, потенциально смертельное, но излечимое заболевание. Добавь сюда исчезновение многих социальных источников наркомании и ситуация окажется далеко не столь безнадёжной, как она выглядит с государственнической точки зрения.

Вопрос касается отмены границ и свободы перемещений и жизни. Перемещаться свободно в любом направлении, это конечно, хорошо. Но при таком раскладе, если все народы смешаются и будут жить скопом – произойдет смешивание культур. Ведь у каждого народа есть своя культура, которая складывалась годами, столетиями. Которую берегли предки и обязаны беречь дети. Если все культуры смешаются в одну то это будет либо жуткий компот чего-то нового, либо это будет конец культурной истории народа. Наглядный пример в природе – тигр живет в джунглях, рыба в воде, зайце в лесу и тд. В других условиях они живут плохо. Так же и народы, жившие допустим в горах, со своими обычаями по приезде в другую местность будут плохо адаптироваться. И еще такой момент: он касается обычаев. К примеру, в анархической коммунии, обществе будут жить люди, которые будут по праздникам справлять обряды, связанные с приношением жертв (коров, овец, баранов) согласно ритуалу их народа. Поскольку я за защиту животных, я не смогу смотреть на это спокойно и у нас могут начаться конфликты по этому поводу. Как решиться вопрос в таком случае?

Пример твой неудачен, как и большинство излишне «наглядных» примеров, особенно примеров «из жизни животных». Но ты поднимаешь весьма важную тему о межнациональных, межрелигиозных, и, шире, межкультурных связей в анархическом обществе. Сейчас государство стремится регулировать любые такие отношения. Но если мы отбросим громкие слова о толерантности и посмотрим на реальную политику властей, то окажется, что мир между народами сохраняется скорее вопреки ей. Взаимовлияние, мирное взаимоперемешивание культур – нормальное явление. Государственные границы могут только замедлить этот процесс. При этом, свобода передвижения приводит не к всеобщей окрошке в единой плавильном котле, а к взаимному обогащению, развитию, к возникновению новых народов. Нет оснований опасаться уничтожения самобытности культур. История знает массу примеров, когда целые народы и малые их части сохраняли свой язык и обычаи, находясь во враждебном окружении. Евреи и русские староверы – только первое, что приходит в голову. Другой весьма важный момент состоит в том, что с уничтожением государств исчезнет и огромная разница в уровне жизни в различных уголках планеты. Большинство причин массовой миграции – войны, нищета, экологические катастрофы – уйдут в прошлое.
Другая часть вопроса, касающаяся возможного неприятия культуры других людей, весьма сложен. Действительно, как мы, европейцы, должны относиться, например, к обычаю обрезания у девочек, практикующемуся до сих пор в некоторых районах Северной Африки? Видимо ответ стоит искать в том, что каждый народ, каждая группа людей и каждый человек могут совершать любые ритуалы, не навязывая их другим. Другая часть ответа состоит в том, что дети не должны сохранять культуру своих отцов, хотя имеют на это полное право.


АДА допускает, что анархист может верить в любой образ бога, как впрочем, и не верить в него совсем. Религия – она мощная штука. Она раскалывает народы и людей по религиозному признаку, из-за религии возникало много войн, крестовые походы там. Если вспомнить даже инквизицию, уничтожившую огромнейшую часть населения земли… Все шло во благо религии и она умылась кровью. Мусульмане считают христиан неверными, насколько мне известно, в Коране прописано, что за убийство неверного мусульманину положены блага... Религий ведь очень много. Как будут уживаться люди разных религий в одном обществе? Еще раз повторюсь – религия – мощный рычаг управления народом.

Отношение анархистов к религии схоже с отношением к национальному вопросу. Вера (или неверие) человека остаётся его личным делом, пока она не вступает в конфликт с интересами других людей. При этом, стремление людей сохранить свою религию, выраженные политически религиозные поиски также способны потрясать империи и рушить государства, как и национально-освободительные движения. Тяга к религиозной свободе, т.е. к свободе исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, также, как минимум, заслуживают нашего внимания, нашей НЕбезусловной поддержки, коль скоро мы – анархисты и слова «с угнетёнными против угнетателей – всегда» не являются для нас пустым звуком. Что же до ислама, то сам я читал Коран очень давно, да и то, в русском переводе и слов про убийство неверных не помню. Однако ясно как день, что ислам, как и любая другая мировая религия огромен и многосложен. Каждый берёт из него то, что ему по душе. Кто-то про истребление язычников, кто-то про милость и милосердие Всевышнего, а кто-то про то, что мусульманин есть раб самого Бога и не может быть рабом у другого человека.

Хотелось бы узнать так же по поводу анархии, собственно. Насколько большая вероятность, что это когда-нибудь случится в России? Наш народ слишком мазохичен и поднять его на что то очень трудно. Это не Франция и не Афины. Это Россия, где каждый сам за себя, всем плевать на соседа… Возможна ли анархия в отдельно взятом государстве или она возможна только в мировом масштабе? Если да – то мне это кажется утопией. Если она возможна только в России – как анархическая Россия будет взаимодействовать с другими капиталистическими странами? Это маловероятно. Я себе не могу это представить…

Я принадлежу к той «школе» анархизма, которая считает, что анархия уже существует везде, где люди отказались от власти в отношениях между собой. Анархисты отказываются от власти осознанно и борются со всеми её проявлениями. Однако чаще людям просто отвратительны иерархии среди друзей, в семье, среди коллег по работе. Задачей анархистов является поддержка безвластных и антигосударственных стремлений людей до тех пор, пака народ не сметёт систему власти как карточный домик. Сейчас кажется, что население стерпит всё, лишь бы в магазинах были дешёвые хлеб и водка, а по ящику давали сериалы про ментов. Но вспомни, как быстро за «сытым» 1913-м и патриотичным 1914-м пришёл 1917-й.
Я крайне скептично отношусь к вероятности мировой революции. Слишком велики культурные, экономические, и политические различия между, например Европой и Центральной Африкой, Китаем и Ближним Востоком. Думаю, анархическая революция вначале уничтожит государства в какой-нибудь одной области Земли и взаимодействие этой освободившейся страны с остальным миром некоторое время будет проходить по «сомалийскому» варианту: «центральное правительство» отсиживается за границей или с помощью иностранных штыков контролирует столицу, то тут, то там возникают и разрушаются самопровозглашённые государства, правительства других стран по максимуму пытаются использовать ситуацию, не гнушаясь ни прямыми аннексиями, ни захоронениями опасных отходов, государственные и продажные СМИ представляют жизнь на свободной территории как ад и непрерывную гражданскую войну. История Чьяпаса, да и того же Сомали показывает, что продолжаться это может десятилетиями.


Вопрос про коммунии и вольные города. На мой взгляд – на данный момент это единственная возможность жить в анархическом обществе. Потому как общество не готово принять анархизм как таковой, то лучше селиться в коммуниях, которые имеются, как показывает жизнь. Как ты считаешь, возможно ли создание вольного города в нынешней ситуации? Есть ли возможность у него развиться и выжить?

Да, общество не способно пока принять анархизм, но оно принимает анархию. Общество сопротивляется постоянным попыткам государства установить свой удушающий контроль над теми сферами отношений, где его нет или где присутствие его минимально. Однако есть у государства один основополагающий принцип, базовая особенность, по которой мы и отличаем государство от, скажем, тоже пронизанной властью патриархальной семьи или тоталитарной секты. Таким принципом для государства является контроль над территорией. Ни одно государство не станет терпеть на своей территории вольных городов или областей. Существование свободных, или, вернее сказать, автономных, районов, таких как Экзархия в Афинах или Чьяпас в Мексике сопряжено с необходимостью постоянной, весьма жёсткой, доходящей до вооружённых столкновений, борьбы с властями. На сегодняшний день я не вижу в анархическом движении России ни сил, ни сплочённости для подобного проекта. Что же касается коммун, то тут я не сильно в теме. Однако немногие известные мне проекты такого рода, – не важно, сельские или городские – либо почти полностью изолированы от внешнего мира и практически никак не влияют на политическую жизнь даже своего района, либо быстро разрушались извне или изнутри.

У граждан, благодаря СМИ, сложилось такое мнение, что анархист – это вечно пьяный дебошир, который только желает пить, грабить и беспредельничать. В каком направлении, ты считаешь, нужно вести работу по разрушению этого стереотипа. Чтоб люди не смотрели с усмешкой на таких, а доверяли бы им, принимали их идеи…К примеру – когда с человеком разговариваешь, рассказываешь – он соглашается с твоими словами. После того, когда говоришь ему что это все называется анархизм – он не верит. Многие люди разделяют точку зрения анархистов, но стереотип крепко засел в их мозгах. Твои мысли по искоренению этого стереотипа…


К сожалению, такое мнение сложилось у граждан не только из-за СМИ, но также и благодаря щеголяющим атрибутикой вечно бухим говнопанкам, всевозможным «тоже-анархистам» и пр. Свою роль сыграло и то, что многие анархисты замыкаются в своей работе на близких им субкультурах. Никаких других способов по искоренению этого стереотипа нет, кроме личного примера и неустанной агитации с пропагандой.

В АДА приветствуются люди, с разными анархическими взглядами на жизнь, чего нет в других анархических группах (или не увидел этого). Каждый видит анархизм по своему. Кому то ближе, к примеру примитивизм, кому то анархо-коммунизм. Не приведет ли это к расшатыванию самой ассоциации и ее распаду в последующем на более мелкие группы?

Изначально АДА создавалась как работающее на анархических принципах объединение всех анархических групп и индивидуальных анархистов, исповедующих любую анархическую идеологию. Любая реально действующая группа, любой активный анархист вне зависимости от взглядов будет принят в Ассоциацию, при условии согласия с её принципами и Программой. Более того, по целому ряду весьма важных теоретических вопросов АДА специально не формулирует общую позицию, чтобы создать возможность максимально широкого анархического объединения. Залог нашего единства не в общих взглядах на будущее безгосударственного общества, а в том, что у нас общий враг – государство. В нашей Ассоциации регулярно проходят дискуссии по самым разным вопросам и проходят они порой острее, чем хотелось бы. Однако куда опасней принять свою точку зрения за единственно правильную и замкнуться в бесплодном сектантстве. Анархическое движение в России переживает сейчас нелёгкое время. После возрождения в 80-х годах прошлого века оно ещё не сталкивалось с такими репрессиями государства и террором фашистов. Буйным цветом цветёт в головах реформизм. Не изжит активизм ради самого активизма. Но я надеюсь и верю, что наша Ассоциация распадётся и исчезнет только тогда, когда отпадёт и нужда в ней – когда наш главный враг будет навсегда повержен.

Как относиться АДА к тому, что некоторые анархические группы идут во власть (как пример – САУ).

В АДА считают, что анархисты – это люди, борющиеся против власти, а не те, кто использует модное или незнакомое слово, чтобы попытаться реализовать свои мелкотравчатые политические амбиции. Пример САУ наглядно доказывает, что можно называться анархистом и не быть им.

Позиция АДА по Осетинскому конфликту, который произошел в начале августа прошлого гора и роли России и Америки в этом.

У АДА нет общей позиции по Осетинской войне. Попытка 20-го Съезда выработать её была впоследствии признана неудачной. На мой взгляд, события августа прошлого года стали следствием многоходовой провокации российских спецслужб. Опираясь на своих марионеток в Южной Осетии и Абхазии, используя ошибки и преступления правительства Грузии, власти РФ впервые за пост-советский период развязали войну на территории другого государства. Понятно, что фактическая аннексия Кремлём двух регионов не принесёт ничего хорошего народам Кавказа и самой России. Что же до роли США, то их правительство слишком глубоко увязло в Ираке и Афганистане и предпочло сдать союзника и потенциального члена НАТО, чтобы не ссориться с путинским режимом. Основной задачей всех российских анархистов и антифашистов в этих условиях было и остаётся создание общего фронта, способного положить конец политике российского империализма на Кавказе.

Ну, и в заключение пару добрых слов читателям и пару гневных слов в адрес системы)


Государственная система – это система отношений между людьми. Она создавалась и создаётся самими людьми: теми, кто ищет в ней выгоды, теми, кто считает, что иначе никак, наконец, теми, кто думает, что от него лично ничего не зависит. Однако во многом эта система похожа на огромный самопрограммирующийся механизм. Нет смысла сколь угодно гневно ругать механизм, хоть он и ведёт человечество к гибели. Эту чудовищную машину нужно просто уничтожить, сломать так, чтобы она больше никогда не смогла возродиться. В этом я желаю всем читателям «Протеста» успехов и удачи.
Категория: Участник АДА отвечает на вопросы. | Добавил: protestzine (29.01.2010)
Просмотров: 1858 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Облако тегов
Партнерка
Форма входа
Поиск
Наш опрос
КАКОЙ ИЗ НОМЕРОВ "ПРОТЕСТА" ПОНРАВИЛСЯ? (Можно указать несколько)
Всего ответов: 268
Учет с 3 мая 2010г
счетчик посещений
Время Протеста

 Copyright MyCorp © 2019